вторник, 15 сентября 2009 г.

СЕМЕНА РЕВНОСТИ И ЗАВИСТИ

В нас всех есть семена ревности и зависти. Вопрос в том, кто из нас признает это?

Пуританский проповедник Томас Мантон так сказал о человеческой склонности к ревности и зависти: «Мы рождаемся с этим  грехом Адама. Мы впитываем его с материнским молоком». Он неотъемлемая часть нас.

 

Эти греховные семена не дают нам радоваться благословениям и достижениям в служении и работе других. Они приводят к тому, что между нами  и нашими братьями и сестрами возникают мощные стены. «Жесток гнев, неукротима ярость, но кто устоит против ревности?» (Притчи 27:4).

 

Иаков добавляет к этому: «Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину» (Иакова 3:14).

 

Проще говоря, грех ревности и зависти – это горький яд. И если мы не освободимся от него, то рискуем не только лишиться духовной власти, но и дать к себе доступ демоническим силам.

 

Жизнь царя Саула – самый убедительный пример тому  во всем Писании. В главе 18  1-е Царств описывается возвращение Давида с победы над Филистимлянином. Когда он и царь Саул направлялись в Иерусалим,  Израильские женщины встречали их, прославляя победу Давида плясками и пением: «Саул победил тысячи, а Давид - десятки тысяч!».

Саула сильно огорчили эти радостные восклицания, и он подумал про себя: «Давиду дали десятки тысяч, а мне тысяч; ему недостает только царства» (1-е Царств 18:8).

 

Тотчас же Саула поглотил дух ревности и зависти. В следующем стихе мы читаем о том, к каким ужасным последствиям это привело: «И с того дня и потом подозрительно смотрел Саул на Давида» (18:9). Печальным образом развиваются дальнейшие события: «И стал Саул еще больше бояться Давида, и сделался врагом его на всю жизнь» (18:29).

 

Саул был введен в заблуждение своей ревностью. И он не смог смириться и раскаяться пред Господом. Если бы он признал свой грех и вырвал его из своего сердца, Бог бы осыпал Своего помазанного слугу почестями. Но Саул не пожелал занять последнее место. Зависть побуждала его занять первое место. И то, что произошло на следующий день, внушает благоговейный страх: «И стал бояться Саул Давида; потому что Господь был с ним, а от Саула отступил» (18:12).